ПОНТЫон. О строительстве усыпальницы для выдающихся деятелей

0
767
Местом будущего Национального пантеона выбран Мемориальный комплекс Кабанбай батыра. Предполагается, что здесь будут хоронить особо отличившихся граждан Казахстана.

Новость о стоимости усыпальницы для выдающихся деятелей нашего государства, которая составит 79 миллиардов (!) тенге, пришлась как-то не к месту и не ко времени. Тяга к понтам пересилила вопрос, которым сейчас единовременно заняты как власти, так и наиболее активные граждане. К тому же кого вообще волнует непростая экономическая ситуация в стране?

Зачем понадобилось строить пантеон, и почему вдруг это стало актуально именно сейчас? На этот счет у министра культуры и спорта Арынстанбека Мухамедиулы свое объяснение: «Мы достигли такого уровня, когда мы обязаны строить Национальный пантеон, потому что пантеон является основой деятельности в области человеческих отношений». Многие пытались понять, что же такое имел в виду министр, да так и не поняли. Однако представить можно: «ПОНТЫон — это наше все!» К тому же пантеон с древнегреческого — это храм всем богам. Ну да, у небожителей нашего властного олимпа далеко идущие намерения.

В семнадцати километрах от Актау посреди мангистауской степи, сливаясь с ландшафтом местности, лежит некрополь Кошкар-ата. Место считается святым, первые захоронения датируются десятым веком, и памятник охраняется государством. Но если древние кочевники были скромнее и увековечивали память о погибших двумя камнями — у ног и головы покойного, то потомки спустя столетия возвели тут целый городок из мавзолеев по всему периметру некрополя. Надо признать, выглядят они величественно, подчеркивают неповторимость захоронений Западного Казахстана, выдержаны в едином стиле и не портят исторический облик памятника, как эклектичные захоронения, например, в Алматы, где встретишь и античные колонны, и купола в восточном стиле, и гранитные таблички, и бронзовые памятники на постаментах.

Случилось как-то проезжать мимо некрополя, и таксист о многом поведал. Он рассказал, что за куски земли вдоль дороги идет настоящая схватка и стоят они дорого. И, как правило, достаются наиболее состоятельным, поскольку возвести мавзолей — удовольствие не дешевое. Материал для него доставляется из местности около Жанаозена, причем цельный кусок вырезают из скалы, а потом нанимают бригаду работников, которые работают над созданием мавзолея. Таксист даже озвучил цифру — в среднем стоимость работы одной бригады начинается от 40 тысяч долларов. Те из состоятельных, продолжал он свой рассказ, которые не могут рассчитывать на своих детей, выкупают места и заказывают бригаде создание мавзолея еще при жизни. Едешь мимо и после рассказа водителя считаешь, сколько же денег похоронено тут.

Вообще, если перебирать этнографию, обнаруживается, что у казахов удивительная страсть сорить деньгами, связанная с кончиной человека.

«Поминки — «ас» — действительно требуют больших расходов, в то же время связывать происхождение этого обычая лишь с желанием прославиться, видимо, не следует. Главная причина — традиция почитания духов предков, в системе верований казахов культ предков играет главную роль, во-вторых, фаталистическое мировоззрение кочевников: «Каждый несет в этот мир свое состояние сам, появится лишний ягненок — вырастет лишний пучок травы». О расходах: известно, что в 1860 году были устроены поминки батыру Ердену в улытауских степях. Для гостей было выставлено 500 юрт, зарезано на угощение 160 лошадей и 200 баранов, «таким образом, Ердена три раза поминали и потратили всего 1868 лошадей и 600 баранов». (Шарипов Бекболат. Кызыл-орда, 1924 г. С. 37). Кроме этих расходов, сыновья построили ему роскошный мазар». (Герн фон В.К. Характер и нравы казахов. 2-е изд. Доп. — Астана: «Алтын кітап», 2007, стр. 127).

Если переложить на современные деньги, при средней цене — 250 тысяч тенге за лошадь и 15 тысяч тенге за барана, то выходит, что поминки батыра Ердена обошлись бы сегодня в 476 миллионов (!) тенге.

«При погребении делается, конечно, угощение гостям, но главные пиры даются во время поминок, через 40 дней или через год после смерти. При этих поминках устраивают скачки и угощения, вследствие чего они обходятся родственникам весьма дорого». (Мейер Л. Казахская степь Оренбургского ведомства. 2-е изд. Доп. — Астана: «Алтын кітап», 2007, стр. 56).

«Поминовение усопших по прошествии года есть самый торжественный и много стоящий обряд. Случается, что на поминки по султанам и знатным старшинам собирается много народа — до 3000 человек, которые поедают несколько сот скота и на скачки употребляют для призов иногда 10 калмыков, да разных вещей на большую сумму. При поминовении верноподданного султана майора Чанчара Солтамаметова, жившего в казенном доме, ему выстроенном около форпоста Подспускного, было в бегу 80 лошадей на 50 верст, с 12 призами, в постепенности один другого превосходящими, — съедено до 120 лошадей и множество другого скота.

Когда сын известного по богатству в Орде Карпытской волости бия Сапака, находясь в числе депутатов при Высочайшем Дворе в Санкт-Петербурге, умер, то Государь Император соизволил пожаловать отцу и матери знатные подарки для поминовения покойника; оные употреблены, по их обыкновению, на призы для скачки. Между тем 1-й приз состоял из 150 рогатых и калмыка; 2-й из 150 голов рогатого скота и калмыка; 3-й из 150 баранов и калмыка, и так далее до 12». (Броневский С.Б. О казахах Средней Орды — Павлодар: ТОО «ЭКО», 2005, стр. 62).

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here