Особенности церемониала в Казахском ханстве. История глазами акима Алматы Бауыржана Байбека

0
819
Коллаж Нуржана Абиль-Аким

Еще со времен старших классов и студенческих лет у меня собралась целая кипа газет, журналов, различных сборников, которые разбираю до сих пор. Среди них я отыскал сборник материалов международной научно-практической конференции, проходившей в КазНУ имени аль-Фараби еще в 2010 году. В нем тогда была опубликована моя статья. Помимо моей работы в сборнике обнаружилась научная статья тогда еще неизвестного большинству населения нынешнего акима Алматы Бауыржана Байбека, в которой он изучал проблему дипломатического протокола в Казахском ханстве. Я перебрал большое количество литературы этнографического толка, но прежде не встречал цельное исследование, посвященное дипломатическим тонкостям в степи многовековой давности. Интересно было узнать, что Бауыржан Байбек, являясь заместителем руководителя Администрации Президента в 2010 году, каким-то образом находил время для исторических исследований. Мне кажется, пресс-службе акима иногда следует рассказывать аудитории о таких неизвестных ей интересах своего руководителя. Тем более тогда, когда этот интерес вписывается в контекст текущего года, когда мы празднуем 550-летие Казахского ханства. 

Решил привести статью Бауыржана Байбека полностью, надеюсь, он не будет против.

ОСОБЕННОСТИ ЦЕРЕМОНИАЛА В КАЗАХСКОМ ХАНСТВЕ

В середине XV в. произошло образование Казахского ханства, основателями которого явились потомки ханов Ак Орды — Жанибек и Гирей [1]. Во второй половине XV — начале XVI вв. население обширных степных зон Казахстана, длительное время разобщенное политически, получило возможность развития в рамках единого государства. В этот период Казахское ханство укрепилось экономически и расширилось территориально. Наибольшего могущества оно достигло в первой четверти XVI века при Касым хане. При его правлении был разработан и принят кодекс законов, известный как «Қасым ханның қасқа жолы» («Светлый путь Касым хана»), в котором имелся специальный раздел о посольском обычае. Наличие в документе государственного значения раздела, содержащего в себе традиции международного права и посольского этикета, свидетельствует о первых попытках создания нормативной базы для организации медународных связей [2].

Конец XVI-XVII вв. — особый период в истории Казахстана, время укрепления казахской государственности, активных военно-политических, торговых и культурных отношений с соседними странами и народами. Власть казахов распространялась на Ташкент, Туркестан, Сауран, Андижан, за которые происходили постоянные войны между казахскими правителями и Аштарханидами, правившими Мавераннархом после Шайбанидов (1500-1598г.).

Есим хан издал законы, которые в народе сохранились под названием «Есім caлғaн ecкі жол» — «Проложенный Есимом старый путь». Законы Есим хана регламентировали жизнь казахского общества, вопросы системы уголовных наказаний, устанавливавших размеры имущественных взысканий за совершенные правонарушения, регламентировали межгосударственные отношения.

В 1680 г. во главе Казахского ханства встал хан Тауке (1680-1718 гг.). Он предпринял ряд мер для поднятия авторитета ханской власти, преодоления сепаратизма знати, консолидации народа. При нем был составлен свод норм обычного права «Жеті Жарғы», определивший основные принципы правопорядка и государственного устройства. По законам Касым хана, Есим хана и Тауке хана казахи жили до конца XIX в.

Казахское общество ханского периода имело иерархически организованную социальную структуру, состоявшую из двух социальных групп — аксуйек (белая кость, к которой относились только потомки чингизидов) и кара-суйек (черная кость, к которой относились все остальные группы и прослойки общества), различавшихся по политическим и правовым признакам [3]. Высшую ступень занимали султаны, ступенью ниже стояла родоплеменная знать, не принадлежавшая роду чингизидов, а на нижней находились кочевники — скотоводы, объединенные в родовые общины.

В отличие от аристократического сословия у представителей кара-суйек прочно сохранялось деление на роды и племена. Все казахские племена были объединены в три жуза: Ұлы жүз (старший жуз), Орта жүз (средний жуз) и Kiшi жүз (младший жуз).

Согласно этнографическим наблюдениям, иерархический порядок строго соблюдался при определении места в боевом порядке, делении военной добычи, вхождении в дом и рассаживании, открытии торжества, распределении по качеству кушанья, предлагаемого на пирах и в гостях [4].

Вершину всей социальной и политической иерархии представляло лицо, носившее титул хана. Только султана можно было провозгласить ханом. Хан выполнял следующие функции:

1. Организация вооруженной охраны государства от внешних врагов.

2. Определение внешнеполитического курса государства.

3. Функции высшей судебной власти.

4. Охрана существующего порядка и общественного устройства [5].

В XV-XVI вв. казахские ханы обладали широкими полномочиями, вытекавшими из исполняемых ими функций. Так, хан, как верховный главнокомандующий, мог объявить войну, заключить мир, распоряжаться всей территорией ханства, назначать глав улусов и правителей подвластных городов. Кроме того, хану принадлежало право выносить смертный приговор своим подданным, издавать законы и распоряжения, обязательные для всего населения ханства.

Глава Казахского ханства был высшим представителем своего государства в международных отношениях: он устанавливал дипломатические связи, принимал и посылал послов в другие государства, вступал с ними в договорные связи и т.п. Но все эти и особенно наиболее принципиальные вопросы внешнеполитического характера решались на совете руководителей родов. Хану принадлежала договорная инициатива и полномочия по ведению дипломатических переговоров, он подписывал наряду со старшинами международные договоры, отправлял в государство, являвшееся контрагентом, близких родственников в качестве аманатов (заложников) для обеспечения выполнения договорных обязательств и т.д. [6].

Рассматривая институт ханской власти, следует отметить важность церемониала по возведению нового хана на престол. Казахского хана избирали представители почетного рода. «При возведении на престол традиционно соблюдался древний обряд вознесения на войлоке: провозглашаемого ханом султана сажали па тонкий белый войлок, который должен был олицетворять чистоту его намерения, происхождение и богатство eгo рода, и наиболее влиятельные лица ханства из султанов и биев трижды приподнимали его за концы, провозглашая: «Хан! Хан! Хан!». Едва белый войлок касался степной травы, как он снова подхватывался подбегавшей толпой, которая вновь поднимала и опускала войлок на землю. Затем войлок, служивший как бы троном, разрывали на мелкие части, и всякий старался унести лоскуток в память о том, что он был участником торжественного провозглашения хана. Этот ритуал, начинавшийся торжественно и упорядоченно, завершался шумным многодневным пиршеством» [7]. Выполнение этого древнего обряда считалось юридическим оформлением избрания хана и давало ему право приступать к выполнению своих обязанностей.

При хане существовал совет биев — совещательный орган, в который входили наиболее авторитетные представители союза общин. Кроме того, для ведения делопроизводства при хане была канцелярия. Хана всегда окружала многочисленная группа помощников, советников, военачальников, а также дружина, обеспечивавшая охрану, и челядь, прислуживавшая хану в повседневном быту [8].

Султаны представляли собой влиятельную политическую силу. Их власть имела административно-территориальное и политическое значение, Улусные султаны были правителями улусов и командовали улусными войсками. Они активно участвовали во внешнеполитической деятельности жузов, возглавляли казахские посольства, выступали в качестве заложников. Часто от имени своего улуса они могли снаряжать посольства в другие государства. Право участия во внешнеполитических делах султаны казахских улусов осуществляли на собраниях и съездах казахской знати. Титул султана дети чингизидов приобретали по праву рождения [9].

Из социальной среды кара-суйек особыми правами обладали бии — предводители племен и родов. В пределах подвластных им родов только биям (кроме хана) принадлежала судебная, административная и военная власть.

К привилегированной группе казахского общества можно отнести и батыров. Тюрко-монгольское слово батыр (бахадур) означало храброго мужа, героя. Со времен Чингисхана это один из титулов феодальной иерархии, а также почетный титул, получаемый ханом или султанами за личную храбрость в сражении или умелое руководство военными действиями.

Аксакалы играли важную роль в политической жизни. По определению В.В. Бартольда, аксакалы — это «лица, фактически, без определенных ^юридических полномочий, пользовавшиеся почетом по своему возрасту, рогатству и прежним заслугам».

В управлении делами ханства определенную силу имели съезды — народные собрания (курултаи). Они состояли из представителей знати: султанов, биев, старшин, аксакалов, батыров. К ним присоединялись многочисленные их родичи — «любопытные» [10]. Об этом сказано в своде казахского обычного права «Жеп Жаргы»: «Чтобы сам хан, равно как и все султаны, старшины и правители родов, собирались осенью в одно место, в средине степи, для рассуждения о делах народных» [11].

Собрания решали важнейшие вопросы внутренней и жизни казахов: выбирали хана, объявляли войну, заключали мир, разбирали наиболее значимые судебные дела. Народными эти собрания назывались потому, что вопросы решались при большом стечении народа, но первостепенное значение принадлежало представителям казахской знати [12].

Территория и население ханства делились на уделы во главе с султанами-родственниками хана. Основной социальной и политической ячейкой казахского общества была община. Объединение нескольких общин составляло ассоциацию с генеалогией и иерархией. Несколько таких ассоциаций образовывали улус. Во главе ассоциаций и отдельных общин стояли (бии и старшины, им принадлежала вся полнота военной, административной и судебной власти, а последняя основывалась на личном авторитете [14].

В Казахском ханстве главными атрибутами верховной власти были флаг и печать. Единых эмблем представителей правящей элиты степи разных статусных рангов (старший хан — младшие ханы — султаны — старшины), передававшихся по наследству, не существовало. Каждый титулованный правитель имел свой собственный флаг и свою собственную печать, заметно отличавшиеся от других таких же символических образцов орнаментальными украшениями, удостоверительными знаками их владельца. В качестве личных знаков перстневые печати  наиболее сильных и авторитетных казахских ханов выполняли функцию «охранных грамот» для иностранных купцов, осуществлявших транзитную торговлю через казахские степи. Так, в 1749 г. хан Младшего жуза Нуралы (1748-1786 гг.) в беседе с Оренбургским губернатором И.И. Неплюевым упомянул о том, что у казахов «израсти обыкновение бывало сюда едущим купцам для свободного проезду от хана печати брать, а отсюда через их орду едущих отсель с печа-тьми ж отпускать» [14].

Вышеприведенные аспекты назначений персональных перстневых печатей казахских ханов и султанов периода XVI — середины XIX вв. говорят о существовании у казахов достаточно развитых и оформленных структур власти.

Геополитическое положение Казахского ханства в XV-XIX вв. было достаточно сложным: постоянные войны с джунгарами, борьба со среднеазиатскими ханствами за присырдарьинские города, сложности в отношениях с Российской империей. Все эти события международной жизни Казахского государства свидетельствуют о наличии богатой дипломатической практики.

В этих условиях церемониал приобретал принципиальное значение и демонстрировал реальное соотношение сил на международной арене, авторитет каждого государства в ряду других. При этом очень важную роль в межгосударственных отношениях исполняли послы, и то, как принимали их, раскрывало взаимоотношение государств. Послы должны были соблюдать престиж и беречь авторитет правителя и страны. Важно отметить, что правила церемониала, соблюдаемые в Казахском ханстве и другими государствами Центральной Азии, были во многом схожи.

Для выполнения дипломатических поручений народы Средней Азии и Казахстана использовали духовных лиц, имевших хорошее для своего времени образование и владевших различными языками. В своде законов Касым хана перечислялись следующие требования к послам: обширные познания в разных областях, хорошее знание государственной обстановки, красноречие, знание ритуалов и церемоний чужеземных дворов. Из века в век наблюдался рост числа направляемых государствами региона и принимаемых ими иностранных посольств. Наряду с увеличением числа посольств расширилась география посольских связей с другими государствами. Характерная особенность для всего рассматриваемого периода — возрастание посольских связей государств Казахстана с Россией.

«В Казахстане в течение XV-XIX вв., — как отмечает Сарсембаев М.А., — из-за отсутствия централизованного государственного аппарата не было специального ведомства внешних сношений. В канцелярии казахского хана обычно находился мулла-делопроизводитель, в функции которого входило получение писем от правителей других государств, перевод и доведение их содержания до сведения хана, составление писем, договорных грамот и т.д. Другими словами, он оформлял различную документацию при ведении ханом внешних сношений. Но этого было явно мало. Для реального обеспечения и осуществления внешнеполитических задач хану нужен был специальный аппарат. Роль исполнителей некоторых функций внешнеполитического аппарата отводилась туленгутам, которые были служителями хана, в состав руководящей верхушки не входили. Кроме исполнения функций внутреннего характера, туленгуты часто выполняли конспиративные и обычные дипломатические поручения своих ханов, сопровождали своих и иностранных послов с целью обеспечения их безопасности» [15].

Помимо внутригосударственных, казахские и среднеазиатские государства исследуемого  периода  имели  зарубежные  органы  внешних  сношений: посольства, миссии, депутации, делегации, которые в основном носили временный характер. Материалы архивов свидетельствуют о том, что частый обмен посольствами в регионе с XVI по XIX вв. был основной формой диплома­тических отношений. Такие посольства не находились постоянно при государях или ханах государства пребывания, а направлялись каждый раз с конкретными целями. В  современном понимании их можно отнести к специальным дипломатическим миссиям. Они всегда имели представительский характер.

В целом, в исследуемый период существовали специальные миссии церемониального характера и специальные миссии, направляемые для ведения переговоров, заключения договоров и выполнения других функций политико-дипломатического характера. Сам факт существования таких миссий является ярким свидетельством значения, придававшегося дипломатическому протоколу.

Литература

1. История Казахстана с древнейших времен до наших дней в пяти томах. Алматы, 1997. — т. II.-C.335

2. Мажиденова Д.М. Дипломатическая служба в контексте эволюции мировой политики (с древнейших времен до Венского регламента). -Астана, 2005. С. 172.

3. История Казахстана с древнейших времен до наших дней в пяти томах. Алматы, 1997. Т. II. — С.515.

4. Там же. С.518.

5. Там же. С.520.

6. Сарсембаев М.А. Международное право в истории Казахстана и Средней Азии. — Алма-Ата, 1991. — С.47.

7. История Казахстана с древнейших времен до наших дней в пяти томах. Алматы, 1997. — т. II. — С.520.

8. Там же. С521.

9. История Казахстана с древнейших времен до наших дней в пяти томах. Алматы, 1997. — т. П.- С.518.

10. Сарсембаев М.А. Международное право в истории Казахстана и Средней Азии. Алма-Ата, 1991. — С.49.

11. Левшин А.И. Описание киргиз-казацких, или киргиз-кайсацких орд и степей. — Алматы, 1996.

12. Кузембайулы А., Эбш Е. История Республики Казахстан. — Астана, 1000. -С. 134.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here