О «халатном» отношении. Казахский чапан как дипломатический мундир

0
1505

В 2006 году Олжас Сулейменов отмечал свое семидесятилетие. В день своего юбилея известный поэт приехал во Дворец студентов при КазНУ, куда нас, студентов, загнали в добровольно-принудительном порядке. Руководство университета фонтанировало хвалебными тирадами в честь юбиляра, невесть откуда взявшийся Амантай Кажы, потрясая посохом, взрывал зал своими выкриками на радость невыспавшимся студентам.

Кульминацией той встречи стало то, что на Олжаса Омаровича накрыли чапан в знак глубокого уважения его литературных и общественных заслуг. Впрочем, все, как обычно, и такая формальность едва ли запомнилась бы, если бы не реакция самого поэта.

«Вот не люблю я это дело. Не понимаю, почему казахи любят одаривать гостя чапаном. Это же всего лишь халат. И вообще, я эту традицию называю «халатным» отношением», — высказался тогда автор труда «Аз и Я». Преподносившие подарок профессора и академики были ошарашены, но виду не подали. Студенты и вовсе не оценили его шутку. Думается мне, что юбиляр все-таки покинул праздник в этом халате.

Кто бы мог подумать, что по прошествии каких-то восьми лет французские газеты будут стебаться над собственным президентом, а вернее над его фотографией, где он был запечатлен в казахском чапане. Но всегда ли казахский чапан — признак «халатного» отношения?

Чуть больше ста лет назад один прославленный акын мог преодолеть огромный путь с целью увидеться с другим известным в народе поэтом-исполнителем и вызвать его на поэтическую дуэль. Проигравший в айтысе мог снять с себя чапан и одеть его на соперника в знак признания его мастерства. Более того, каждый, кто слушал поэтические состязания между двумя мастерами слова, также мог снять с себя чапан или же серебряный пояс, и подарить его тому, кто одержал вверх в айтысе. Казахи тем самым подчеркивали свое уважительное отношение к человеку. Вряд ли Олжас Омарович об этом помнил в 2006 году.

«Ат мінгізіп, шапан жабу», т.е. усадить на коня, одеть чапан — это не «халатное» отношение, а наоборот, самый высокий почет у казахов. Редкий молодой человек отвергнет перспективу, когда через много-много лет ему будет оказан такой же почет. Разумеется, чапан — это не самоцель, но не каждому будет оказана такая честь. Это как в фильме «Игры разума» с Расселом Кроу в главной роли. Помните момент, когда главный герой фильма, математик Джон Нэш в молодости застает принстонскую традицию, когда перед престарелым профессором в знак уважения его заслуг в науке более молодые математики кладут на стол свои ручки? В конце фильма уже сам пожилой Нэш удостаивается такой чести.

Если верить авторам книги «Салт-дәстүр сөйлейді», традиция накрывать на уважаемого человека чапан восходит ко временам последнего Пророка. Вот что сказано по этому поводу (перевод с казахского мой):

Во времена пророка Мухаммеда жил покровитель верблюдов Ойсыл кара. Он всю жизнь мечтает встретиться и побеседовать с пророком Мухаммедом. Но в силу того, что некого было оставить присматривать за пожилой матерью, он не мог далеко уехать. Пророк знал о ситуации Ойсыл кара.

«Передайте Ойсыл кара мои слова приветствия! Уважение к матери — богоугодное дело. Пусть не прекращает служить своей матери. Я знаю о его благих намерениях. Пусть же этот чапан станет моим подарком ему. Пусть помолится и будет его носить», — обратился перед смертью пророк Мухаммед к своим сподвижникам и передал через Али свой чапан.

Глаза Ойсыл кара налились слезами, он был тронут приветсвенными словами от Пророка. На крупные празднества он одевал чапан, подаренный Пророком. Когда же пришло время самого Ойсыл кара, говорят, он подарил чапан своему самому любимому человеку. Со временем это превратилось в традицию и в таком виде дошла до казахских степей. Казахский народ по сей день сохранил традицию накрывать на почетного гостя чапан.

Согласно еще одному сказанию чапан был среди девяти вещей, привезенных Пророком из Мираджа.

Во время Мираджа Пророку был оказан почет Аллаха, у которого он гостил. Аллах преподнес дары своему уважаемому гостю, накрыл на его плечи чапан.

Казахская традиция дожила до наших дней. Правда, после Олланда она больше не народная. Она теперь международная.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here