Газетная непоследовательность. О взлетах и падениях министра Идрисова в казахской прессе

0
744

Последний номер газеты «Қазақ Үні» показался мне интересным и я решил приобрести его для ознакомления. Первая страница любого издания — это его лицо, и от интригующего заголовка или эксклюзивной фотографии зависит то, будет ли оно интересно читателю, купит ли он его, прочтет ли до конца материал. Возможно, я бы не обратил внимания на кричащий заголовок с призывом отправить министра иностранных дел Ерлана Идрисова в отставку, если бы меня впервые не попытались косвенно вовлечь в процесс инициаторы этого требования. За несколько дней до выхода номера я получил сообщение в Фейсбуке, в котором меня просили присоединиться к числу подписавшихся под открытым письмом.

Я купил свежий номер, прочитал, задумался и решил поделиться своим мнением на этот счет.

Нашим СМИ не чуждо остро реагировать на те или иные поступки государственных деятелей, ноблес оближ или положение «четвертой власти» обязывает. Читатели хорошо помнят, как еще недавно под пристальным вниманием оказался экс-министр Серик Абденов, который, к слову, тогда стал самым узнаваемым министром среди населения. Казахская пресса в отличие от той же русскоязычной имеет одну специфическую особенность, которой могут позавидовать газеты, выходящие на русском языке — регулярно публиковать открытые письма с требованием отправить того или иного государственного деятеля в отставку.

Я уже достаточно много лет читаю казахскую прессу и могу утверждать, что ни одному министру спуска не давали за редким исключением. К примеру, если назначение Дархана Мынбая министром культуры в 2012 году пробудило в казахской прессе поэтическое вдохновение, когда в ней публиковались целые оды в честь этого назначения (еще одна отличительная особенность), то другие министры едва ли могут похвастаться опубликованными в газетах стихами в свою честь. Но давайте вернемся к Ерлану Идрисову, который, на мой взгляд, пока остается единственными министром, к которому казахская пресса особенно неравнодушна: то ненавидит, то любит, то снова не жалует. Кроме того, Идрисов, пожалуй, опять же единственный, которого чаще всего упоминают не в связи с профессиональной деятельностью, а в контексте знания/незнания казахского языка. Это просто феномально!

Хорошо помню тот шквал критики в адрес министра в казахских газетах, когда в 2012 году он во второй раз в карьере возглавил это ведомство. Краткий обзор публикаций двухлетней давности выглядел следующим образом.

«Жас Алаш»: «Назначение Ерлана Идрисова – это унижение и без того оскорбленных казахов. В свое время он заявлял, что казахский язык не нужен дипломатии и что он ни за что не будет изучать его. Когда принимают решение о том или ином назначении, нужно смотреть не только на профессиональные навыки человека, но и его отношение к народу, его чаяниям, языку и менталитету» [здесь и далее перевод мой].

«Жас Қазақ Үні» [кстати, сейчас газета называется просто «Қазақ Үні»] опубликовал статью с кричащим заголовком «Как могут назначить министром того, у кого не хватает мозгов выучить родной язык?» В ней газета написала, что в 2002 году Идрисов произнес фразу: «Если вы мне не измените мозги, мне казахский язык не выучить!»

Критика Идрисова была продолжена в газете «Түркістан». Издание напоминало, что в соответствии с Законом «О дипломатической службе» дипломат обязан владеть государственным языком. Газету тогда нехило понесло и она автоматически зацепила всех предыдущих министров иностранных дел, за исключением Касым-Жомарта Токаева. Больше всего досталось Казыханову. «Из-за таких министров за рубежом нас до сих пор считают провинцией России», — заключила газета.

Однако вдруг затем казахская пресса сменила гнев на милость. Скорее всего, поводом для этого послужила встреча Идрисова с московскими журналистами, в ходе которой на вопрос одного из них: «Почему в казахстанских школах сокращается объем уроков по русскому языку и литературе?» [кстати, обратите внимание, что даже российские журналисты ассоциируют министра с языком, видимо, это неспроста] дипломат ответил: «Казахстан — это не Россия! В Великобритании тоже проживает русская диаспора, но вы же не спрашиваете, почему в тамошних школах не прпеодают русский язык так, как преподают его в России!» Это цитата приведена в газете «Қазақстан-Zaman» в начале 2013 года. Кроме того, статья изобилует эпитетами «смело ответил», «его острая мысль», и заканчивается предложением: «Этот ответ [Идрисова], который будучи еще послом задавался вопросом, зачем чиновнику казахский за рубежом, соответствует его должности министра».

«Жас Қазақ» примерно в тот же период публикует интервью с политиком Балташом Турсунбаевым, в котором у него почему-то слишком много спрашивают об Идрисове. На что Турсунбаев отвечает, что министр казахским-то владеет, только вот интервью на нем не дает. Да и как не знать ему языка, когда его родители — специалисты в области языка. Затем политик адресует журналисту встречный вопрос: «Ваш астанинский корреспондент, оказывается, поинтересовался у него, когда он выучит казахский язык». «Да», — отвечает журналист. «А он махнул рукой и пошел дальше, поскольку владеет казахским языком».

Лояльные публикации следовали одна за другой, пока недавно французское издание La Vanguardia не опубликовало интервью с министром, в котором он сообщил, что Казахстан не откажется от суффикса «стан». И вот передо мной лежит последний номер «Қазақ Үні» с заголовком на первой странице «Министр, выступающий против интересов государства, должен уйти в отставку! Государственные служащие, не имеющие способностей для овладения государственным языком, не думающие о государственных интересах, представляют опасность для государства!»

«Не из числа многочисленных неприметных государственных служащих, которые на родном – государственном языке не могут сказать пару слов, а сам министр иностранных дел РК Ерлан Идрисов выступил против Главы государства, против его слов, сказанных перед обществом… […]

На кого же он опирается? Разве это не означает, что министр иностранных дел РК опирается на иностранное государство, на Путина, глядя на Ак Орду глазами Кремля?» Полный текст

Авторы письма полагают, что «министр может отмахнуться от нас: «Стоит ли обращать на их слова». Скорее всего, так и будет. Завтра Идрисов где-нибудь скажет, что за семьдесят лет советской власти казахи чуть не потеряли свой язык, но слава Всевышнему, этого не произошло благодаря обретению Независимости, и обещает, что в его ведомстве через полгода все делопроизводство будет вестись на государственном языке, и не трудно догадаться, как на это отреагируют газеты — министра снова будут носить на руках.

Вместо заключения. Открытое письмо я не подписал. Не потому что не являюсь сторонником «Мәңгілік ел», «Қазақ елі» или же не поддерживаю казахский язык. Знающие меня люди не дадут соврать, я делаю все от меня зависящее, чтобы внести вклад в развитие родного языка, популяризацию казахской культуры и истории. Не подписал, потому что убежден, что «Қазақ елі» существовал до нас, существует и будет существовать, соответствуя идее «Мәңгілік ел» и поколебать его устои не сможет оброненная министром, подписавшимися, мной или кем бы ни было другим фраза. «Қазақ елі» будет жить, покуда живы казахи, покуда они чтят предков, стремятся к знаниям, передают их потомкам, служат Родине. Эти действия, на самом деле, гораздо красноречивее открытых писем.

Этот пост буду считать третьей частью серии «Политически коммуникабелен». Предыдущие записи из этой серии:
Политически коммуникабелен. Часть 1
Политически коммуникабелен. Часть 2

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here