Истец из соцсетей

0
996

С недавнего времени в Казахстане пользователи социальных сетей активно пишут друг на друга заявления в правоохранительные органы. «Саясат» поинтересовался у популярных медиа-лиц Казахстана: тренд с заявлениями по поводу публикаций в соцсетях — это становление гражданского общества и самосознания или выражение некоего ментального кода?

Шавкат Сабиров, президент Интернет Ассоциации Казахстана: «Это не становление гражданского общества. Наше общество по-настоящему стало гражданским, когда были трагические события в Карагандинской области, когда стало известно о трагической смерти БатырханаШукенова. Эти события — показатели нашей гражданственности и понимание общественности.

То, что сейчас подают друг на друга судебные иски, — это просто отражение сегодняшнего дня, когда в условиях жесточайшего кризиса, озлобленность людей возросла очень сильно, плюс соцсети используются для разжигания ненависти друг к другу. Это словно как спичку поджечь. Это еще и отражение сегодняшней ситуации в стране, на улице, в жизни, в экономики и т.д.»

Марат Толибаев, блогер: «Я считаю, что заявления в полицию на нарушителей закона — это положительная тенденция, которая свидетельствует о росте гражданской активности в нашем обществе.

Конечно, один и тот же поступок можно назвать и стукачеством, и гражданской активностью. Наверное, все дело в цели. Если жалуются на нарушителей общественного порядка, чтобы восстановить справедливость в общепризнанном смысле или законность, то это хорошо. А если доносят на идеологических противников по вымышленным поводам, чтобы уничтожить инакомыслие, то это плохо».

Александр Ляхов, вице-президент Интернет Ассоциации Казахстана: «Это стукачество и доносительство. По-другому я это не могу назвать. Я считаю, что в таких случаях годится пословица: «Доносчику первый кнут». Потому что по-другому не возможно. Все с ума сходят и друг на друга стучат, и вместо того чтобы нормально дискутировать проще настучать в органы. Как к этому можно хорошо относиться?»

Тамара Калеева: президент Международного фонда защиты свободы слова «Адилсоз»: «На мой взгляд, это выражение низкой культуры инедостатка толерантности нашего общества. Я была поражена, когда прочла статистику генеральной прокуратуры по уголовной ответственности за оскорбления. Этих дел – огромный вал! То есть люди сразу обращаются и требуют уголовное наказание вместо того, чтобы просто разобраться.

Мы призываем госструктуры: зачем вы используете арсенал уголовного, гражданского кодексов, идите лучше на публичныеобъяснения или диалог. Самое главное – диалог и публичныеобъяснения,чтобы найти взаимопонимание или получить извинения. Наши пользователи,наконец, стали интересоваться статьями нашего права – гражданскогоили уголовного. Может быть, это издержки самообразования или возросшей правовой грамотности? Хочется на это надеется, иначе все это грустно».

Бахытжан Бухарбаев, политолог: «Мне бы не хотелось привязывать это к вопросу становления гражданского общества. На мой взгляд, такой важный фактор, как гражданское общество, выступающий визитной карточкой любого развитого государства, не стоит подмачивать с негативом. Оно у нас и так неокрепшее, и ассоциация с негативом может отбить у людей желание строить его.

Проявления гражданского общества мы могли наблюдать на примере помощи населения пострадавшим от стихийного бедствия в Карагандинской области и в Алматы, когда люди собирали теплые вещи, продукты первой необходимости, еду. Шли с лопатами выгребать грязевую массу после селя. Ежедневно сотни людей в фейсбуке добровольно перечисляют средства для помощи нуждающимся в лечении. Это и есть задатки гражданского общества.

Что касается вашего вопроса, население сейчас озлоблено в силу экономических, социальных и других причин. Недавно я читал книгу Ха ДжунЧанга «Как устроена экономика». В ней автор утверждает, что страны, где широко распространено неравенство, демонстрируют худшие показатели по многим аспектам развития, это приводит к депрессивности и озлобленности населения. Его утверждение перекликается со взглядами этолога Конрада Лоренца о внутривидовой агрессии, которую в переложении на язык экономии я бы назвал агрессией внутри референтных групп. Какие ярко выраженные референтные группы есть в Казахстане? Небогатые и очень богатые, представители твердого среднего класса немногочисленны. В таких условиях возникает ситуация, которую можно описать так: крестьянин Иван не хочет, чтобы царь стал бедняком, он хочет, чтобы у его соседа Бориса сдохла коза, которой у него нет. То есть вымещение озлобленности происходит внутри представителей одной группы. У озлобленного небогатого человека нет ни возможности, ни желания вымещать злобу на очень богатом человеке, но пар нужно выпускать. Оттого и, скорей всего, он пишет на такого же небогатого человека заявление в правоохранительные органы. В своем вопросе вы назвали пользователей социальных сетей активно пишущими такие заявление. А где вы соцсетях видели очень богатых людей? Два-три человека не в счет. Остальные почти все из одной озлобленной референтной группы».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.