Байбек — главный модернизатор сознания

0
23

Еще раз о заборах. Аким Алматы сделал для модернизации сознания больше, чем десятки конференций и форумов.

Один азербайджанец как-то похвастался передо мной, что к разработке дизайна их национальной валюты маната приложил руку художник, который до этого рисовал евро. Сказано это было с некоторой гордостью и пафосом, которые я вначале ошибочно списал на общее желание людей с советским прошлым выделиться за счет причастности к чему-то западному (гэдээровская мебель, чешский хрусталь и т.д.).

Да, и в той, и в другой валюте в глаза бросается общий концепт: окна, арки, проемы.

Ну и что, думал я про себя, мы тоже свои первые деньги в Англии печатали

Но затем он продолжил: «Общий элемент в наших валютах – проемы – призваны символизировать наше стремление к открытости». Тогда я понял настоящую причину его гордости и убедился в том, что хвастовство его немного иного порядка.

Нейробиологи говорят о том, что открытость приводит к повышению доверия между людьми

Доверие же, по мнению некоторых западных ученых, является фактором, определяющим хорошо ли функционирует общество, обеспечивая снижение преступности, развитие образования и экономический рост. В стране с наивысшим уровнем доверия в Норвегии, как мы знаем, прогрессивное правительство, высокий уровень доходов и, пожалуй, самая передовая пенсионная система.

Социальный капитал порождает капитал экономический, поскольку доверие между людьми в обществе позволяет совершать более надежные сделки и расширение рынков

Похоже, в выводах западных ученых есть правда. Надеюсь, нет смысла говорить, что исполнители в нашей стране часто подводят в реализации условий сделок, причем на всех уровнях. Только за этот год меня подвели мебельщики, строители, которым был поручен ремонт квартиры и верстальщик. Почему? Потому что мы не доверяем друг другу. Почему не доверяем? Потому что закрыты.

Возвращаясь к теме открытости, вспоминаю один эпизод из поездки в Америку. Дом, в котором я остановился, принадлежал американцу, который никогда за собой не закрывал двери и мне не позволял . Не знаю, как обстоят дела в других штатах, но в Вермонте я не видел ни одного забора, никто не пытался закрыться от других. Во-первых, это позволяло лучше воспринимать пространство визуально, во-вторых, как ни странно, возникало чувство защищенности, спокойствия и комфорта. Американец был очень начитанным, по вечерам мы подолгу с ним говорили на разные темы. И вот однажды мы почему-то вспомнили про Солженицына. Маленький штат когда-то приютил как минимум двух писателей, удостоенных нобелевской премии по литературе: британца Киплинга и писателя, которого изгнали из СССР. При упоминании Солженицына американец обронил с плохо скрываемым неодобрением: «Он сразу по приезду сюда возвел высокий забор вокруг своего дома». На этом разговор о писателе был исчерпан. Стало ясно, что лежит колоссальная пропасть между восприятием мира советского человека и американца, который превыше всего ценит свободу.

Солженицын, приехав в Вермонт, огородил свое имение на большом участке леса забором с колючей проволокой и камерами видеонаблюдения

Его дом стал единственным частным владением во всем штате с такой охраной. Американцы были шокированы таким поведением. В местных газетах писали, что некоторые из соседей не довольны или даже оскорблены тем, что изгнанник огородил свой участок забором. Сам писатель оправдывал это желанием уединиться. Но соседи уже не спешили общаться с ним. Им было непонятно, для чего такие меры предосторожности и почему человек просто не может наслаждаться открытыми пространствами леса и радоваться жизни. Говорят, местные прониклись презрением к человеку и запомнили его как «тот самый странный русский с забором».

Наверняка, вы уже догадались, к чему здесь упомянута тема заборов?

Сейчас модно говорить о модернизации сознания. На это дело, как сообщают новости, в ближайшие годы будут израсходованы миллиарды тенге из бюджета. Уже сейчас все области страны активно проводят одно мероприятие за другим в рамках «Рухани жаңғыру». Зачастую они рождаются в спешке, оттого хромает исполнение, превалирует формалистский подход. Что, впрочем, для нас довольно типично.

Зато можно отрапортовать в Астану о стахановских темпах реализации поручений президента

Очевидно, нас впереди ждут еще много мелких мероприятий, бестолковых конференций и форумов, которые сожрут львиную долю бюджетных миллиардов. Но будет ли от них толк и обретем ли мы, наконец, модернизированное сознание? Мое личное убеждение, ни одному из них в эффективности и соответствии поставленным целям не удастся переплюнуть инициативу Бауыржана Байбек по сносу заборов в Алматы.

Аким мегаполиса, сам того не ведая, запустил процесс модернизации сознания еще до того, как при Администрации президента заработал проектный офис по этому вопросу

В условиях, когда многие чиновники страдают синдромом временщика, он пошел на шаг, результат которого будет виден даже спустя десятки лет. Именно поэтому это его решение стоит двух обычных.

Если открытость в Европе привела к другим положительным результатам, то хочется надеяться, что климат в Алматы в будущем также станет более благоприятным.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here